?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Flag Next Entry
Слава и Франция
road_movies

Слава проснулся от привычной головной боли. В черепной коробке интенсивно размножались металлические ершики для мытья посуды. Он спал в одежде, укрытый чужой курткой. Слава окинул взглядом комнату, пытаясь реконструировать вчерашний вечер. «Мы пошли в кабак в центре. Меня провожали во Францию. Я снял куртку и положил ее в сумку. Но это не моя куртка. Потом ничего не помню. Сейчас я дома. Один. Франция. Я должен был собрать вещи. Самолет!»

Он посмотрел на часы, оставалось два часа до вылета. А еще надо собраться и доехать в аэропорт. Слава схватил мамин чемодан периода полураспада и начал лихорадочно сбрасывать в него все, что видел. Проблема с трансфером в аэропорт решилась сама собой. В дверь позвонил вчерашний собутыльник и друг Васо.

— Ты уже собрался? Едем, машина ждет.

— Да, уже почти, — Слава сделал вид, что приезд друга его нисколько не удивил. — Ты не знаешь, что это за куртка?

— Мы вчера собирались уходить, ты отключился. Я помнил, что ты пришел в куртке, взял ее с вешалки. Ты чего-то сопротивлялся.

— Потому что это была не моя куртка. Моя была в сумке.

— Зато у тебя сейчас две куртки, а у кого-то — ни одной.

Они помчались в аэропорт. Уже по приезду во Францию оказалось, что Слава не взял ни бритвы, ни полотенца, зато забил чемодан вещами, к которым потом за 2 месяца вообще не притронулся.

По дороге Слава похмелился пивом, и к нему начало возвращаться человеколюбие. В последнюю минуту он зарегистрировался на рейс и бодро направился в Duty Free — закупать сувенирную водку для французов. Его пригласили в Страсбург на 2 месяца работать химиком.
 

Наивные люди, они просто не знали, кто такой Слава, и что ждет благополучную Францию.
В самолете он познакомился с ребятами из Херсона. Молодые бизнесмены ехали на выходные в Париж с подругами. Девочки, затаив дыхание, ждали город-сказку, мальчики угрюмо пили водку. Слава не бросил мужчин в беде. Они втроем выпили примерно по 0,7 на человека. Полет прошел стремительно и без малейших признаков турбулентности. Девушки сначала возмущались эскалацией насилия, потом сообразили, что из Херсона в Париж возят не часто. Замолчали. Слава до этого никогда не был в Европе. И вот, первые шаги в вожделенном царстве свободы и либеральных ценностей. Слава и коммерсанты стоят возле багажной ленты аэропорта Шарль де Голль и по очереди пьют водку из горла. Французы в недоумении, но Слава привык к непониманию со стороны черствых масс.

Слава получил чемодан, попрощался с парнями и отправился покупать билет на поезд до Страсбурга. Если бы он купил билет заранее по интернету, это стоило бы 45 евро. Так как Слава сторонник решительных экспромтов, билет обошелся в 80 евро. Теперь ему нужно было добраться из аэропорта на Восточный ж/д вокзал. Наивный ребенок думал, что в аэропорту сидят бабушки и продают билеты, но в реальности этим занимались бездушные автоматы. Слава был уже достаточно пьяный, 15-минутную очередь он еще смог отстоять, но разобраться с автоматом было слишком тяжело. Люди в очереди роптали. Они сообщили Славе, что автомат принимает только монеты и мелкие купюры. У него самая мелкая купюра была 50 евро. Он бросил чемодан и побежал менять деньги. Еле-еле поменял, вернулся. Как ни странно, чемодан стоял на том же месте. У автомата билась в истерике испанка с похожей проблемой. Вдвоем они долго пытались выбить себе билеты на электричку до Парижа, но успеха не достигли. Слава посмотрел на часы. До поезда час, а сдать билет нельзя. Если он не успеет — 80 евро пропали. Учитывая, что с собой он взял всего 300 евро, это была внушительная потеря.

Слава схватил чемодан, выбежал из аэропорта и громко закричал «Такси!». Сразу же подскочил услужливый мексиканец. Не проблема, босс, всего 45 евро. В такси Слава немного расслабился, достал водку и ноутбук. Он показывал мексиканцу видео из водного похода по Грузии: «Whitewater video! Look! Cool!» Мексиканец испуганно улыбался. Они попали в гигантскую пробку, Слава опять начал нервничать. Таксист уверял, что все будет окей.

В итоге он высадил Славу на вокзале за минуту до отправления поезда. Слава растерянно стоял с чемоданом и бутылкой в руке. Это был его первый в жизни заграничный вокзал. Куда бежать, где искать поезд – все это были вопросы без ответов.

«Лучше бы мы приехали на 5 минут позже, чем вот так тут стоять», — подумал Слава и побежал в произвольном направлении. У него не было никакой системы, просто бежал туда, куда подсказывала интуиция. Наконец он увидел поезда, на одном из них был нужный номер. Слава ввалился в вагон, и двери сразу же закрылись. Поезд тронулся.

Наш герой испытал невероятное облегчение. Наконец-то все проблемы позади, можно расслабиться. Он плюхнулся в кресло рядом с живым негром, сходу начал угощать его водкой, предназначенной для французского начальства. Негр от выпивки отказался, но просмотра whitewater видео избежать не смог. Слава отлично провел время. Он пил прохладительные напитки и общался с пассажирами при помощи своих ста английских слов. Затем превратил некурящий поезд в курящий. Пейзажи мелькали перед глазами, он ехал навстречу сверкающему будущему.

— Вставай. Ну как можно было так нажраться? — Слава проснулся оттого, что его кто-то толкал.

Наведя резкость, он узнал свою знакомую Марину, которая уже давно работала в Страсбурге. Она должна была его встречать на вокзале. Слава огляделся. Конечная станция, совершенно пустой вагон. В проходе валяется раскрытый ноутбук, рядом чуть недопитая бутылка водки. Чемодан раскрыт, вещи раскиданы. Во рту неприятное послевкусие.

— Надеюсь, кроме тебя меня никто не встречает? — промычал Слава.

На перроне его ждали французский профессор Томас и непосредственная начальница Изабель. Жуя одновременно примерно 15 подушечек жвачки, Слава предстал перед зарубежными коллегами. Начиналась новая жизнь.

 

На чужбине

Как ни странно, во вражеской Франции Слава вел себя вполне прилично. Почти не пил, только иногда ему становилось грустно от нехватки общения, еды и женской ласки. Чтобы бесплатно ездить на работу, Слава купил себе велосипед за 100 евро.

Один раз он проезжал на велосипеде мимо автобусной остановки и увидел ее. Высокая, стройная, изящная негритянка сразу пленила его пылкое сердце. Она шла в элегантном кожаном пальто от Жан-Поля Сартра, и ее чувственные губы обещали избавление от любых мужских стрессов. «Моя богиня, черная пантера, моя сладкая карамелька», — думал Слава, врезаясь в мусорный контейнер на скорости 30 км в час. Контейнер перевернулся, хотя и был привинчен болтами к тротуару. Слава стонал под изрядно деформированным велосипедом. К нему подбежала обеспокоенная негритянка. «Все как в кино, — подумал он. — Бывает же, находят люди». Но в это время, с другой стороны улицы примчалась толпа агрессивных негров. Они что-то долго и эмоционально рассказывали Славе. Хотели то ли помочь, то ли избить. Второе казалось более вероятным. Слава собрал запчасти и поковылял домой.

Слава очень быстро поверил в европейские либеральные ценности, и поэтому нигде не пристегивал велосипед. Через 3 дня велосипеда не стало, пришлось покупать новый.

После всех этих злоключений наступил светлый праздник седьмого ноября. Слава не помнил, чем примечателен этот день, но знал, что надо выпить. Это было приятное теплое воскресенье. Он купил в супермаркете 3 блока пива по 6 банок в каждом, и отправился на велопрогулку по городу. После уничтожения пива, Славе нестерпимо захотелось общения. На главной площади Страсбурга он услышал русскую речь. Это были трое молодых чеченцев с дамами - испанка, француженка и, конечно же, негритянка. Слава присоединился к интернациональной молодежи. Мило разговаривали, пили пиво. Испанка спросила Славу:

— Кто тебе больше нравится, я или Сара? — показывает на негритянку.

Слава не колебался ни минуты:

— Конечно, Сара.

Ответ показался испанке неправильным, и она вцепилась негритянке в волосы. Слава с чеченцами несколько минут заворожено наблюдали женскую драку, потом начали разнимать.

Негритянка была очень довольна своей женской победой. Она бросилась Славе на шею и стала страстно целовать его взасос.

Кинокамера отъезжает и по кругу облетает влюбленных. Они стоят, поглощенные безудержной страстью, над площадью взлетают голуби, прохожие улыбаются, французский пенсионер игриво толкает в бок свою толстую жену. Титры. Но жизнь – это не Голливуд.

Слава целовал Сару, нервно ощупывал изгибы и выпуклости ее стройного тела и думал: «Когда же чеченцы начнут резать мне уши».

Один из чеченцев подошел к Славе и очень вежливо сказал:

— Наверное, тебе лучше уйти. Здесь опасно так себя вести, могут посадить. Саре еще только 14 лет.

Слава попрощался с новыми друзьями, сел на велосипед и поехал домой. Он думал о любви, о том, как часто мы хватаемся за мечту кончиками пальцев. О том, как время незаметно просачивается сквозь решето иллюзий.  

Пьяный и счастливый, Слава несся на велосипеде вниз с горы. Он заехал под мост, из темноты навстречу ему выехала цельнометаллическая старушка на довоенном велосипеде. Слава настолько растерялся, что даже не попробовал свернуть в сторону. Как отважный Гастелло, он торпедировал бабулю. Она оказалась из крутого теста, даже не упала. Просто остановилась и слезла с велосипеда, чтобы осмотреть обломки, которые недавно были Славой. Он пробил каким-то штырем сквозную дырку в ноге, велосипед был изрядно деформирован. Бабушка на искрометном французском рассказала, что она думает про понаехавшую рыжую лимиту. Слава не понял ни слова, но интонации были безжалостны. Он поехал домой.

Проснулся утром, нога болит, вся постель в крови. К тому времени он уже испытывал серьезные финансовые лишения. Жадные французы обещали заплатить только в конце контракта. Привезенные деньги давно закончились, и одолжить уже было не у кого. Слава варил на кухне картошку и тосковал по родине. Он вспоминал девочку, которая умела делать его счастливым и не прилагала для этого никаких усилий. Было очень себя жалко. Сильно хотелось водки.

 

Дорога домой

Два месяца в процветающей Европе закончились, настало время ехать домой. Родные кварталы манили и звали к себе. На обратном пути Слава сделал четырехдневную остановку в Париже, где несколько поиздержался. Были слиты все заработанные деньги, и в аэропорт он приехал с двумя евро в кармане. Самолет был рано утром, но Слава решил бюджетно переночевать в аэропорту. Да уже особо и не было других вариантов.

Он приехал в аэропорт вечером, времени было много. Взвесил заслуженный мамин чемодан – 32 кг. Норма была 20. Слава решил перебрать инвентарь. Во время инспекции он обнаружил такие странные вещи, как полтора килограмма картошки и кофту, которую не одевал с 15-ти лет. Сбросил балласт, взвесил – 27 кг. Слава перебрал багаж в поисках самой тяжелой вещи. Ею оказалась бутылка виски, 0,7 л.

«Зачем мне 3 бутылки виски? Двух вполне хватит», — подумал наш мальчик и всадил всю бутылку.

Жизнь заиграла яркими красками, все проблемы и метания остались позади. Люди быстро-быстро забегали по аэропорту. По телу разлилась приятная истома, вернулось забытое ощущение свободы. Слава ушел курить, бросив ненавистный чемодан. На перекуре он произвел подсчеты и установил, что вес багажа сброшен всего до 26 кг. Родина оставалась такой же далекой.

«У меня же есть еще 3 бутылки вина! Кстати, почему я не купил все это в Duty Free? Ладно, на самокопание сейчас нет времени».

Отполировав виски бутылкой самобытного французского вина, Слава устроился на ночлег. Точнее, просто отрубился.

Утром он каким-то образом проснулся вовремя. Излишек багажа распихал по карманам. Потом одел на себя всю одежду, и стал напоминать огородное пугало-эмигранта. Зарегистрировался на рейс и вновь потерял сознание в ожидании посадки в самолет.

Сквозь галлюциногенный бред Слава слышал как хриплый голос с неба непрерывно повторяет его фамилию. Спустя пять минут он понял, что это неспроста. Открыл глаза, посмотрел на часы – до вылета самолета оставалось 15 минут.

«Что я буду делать в этой гребаной Франции с двумя евро?»

Слава вбежал в самолет. Персонал и пассажиры как-то неодобрительно смотрели на него. Он сел в кресло и отключился.

В родном аэропорту Слава сошел с трапа, сразу же вступил в сугроб по колено. Зашел в автобус до терминала, там привычно качал шансон. Слава втиснулся в ряды угрюмых людей.

— Я дома, мама.

 



  • 1
жестяная жесть от Славы, как всегда будоражит сознание))))))))))))))))))

интересно его повествование о Индии))))))

дякую за порцію позитиву зранку!
тобі можна було б книгу видати з таких історій. в стилі "Депеш Мод" Жадана.

поддерживаю. тебе, Тоха, стоит написать многотомник "славыных историй" это будет бестселлер.

к тому же, стабильный заработок. слава жжет без перерыва на обед)))

Потом выпустим про него комиксы, снимем блокбастер с продолжением. Слава станет кумиром миллионов.

славу не возможно забыть, если с ним хоть раз пересекся)))

хотела спросить реальна ли эта история, но наверно реальна, ибо так отдыхать и "работать" могут только русский народ) улыбнуло :)

Основано на реальных событиях. Славу невозможно придумать.

  • 1